“Литература двадцатых-тридцатых годов XX века

В юбилейный, 1927 год, отвечая на вопросы журнала "Смена", попросившего назвать десять лучших произведений советской литературы, появившихся за десятилетие после Октября, А. В. Луначарский назвал первыми А. С. Серафимовича "Железный поток" и Д. А. Фурманова "Чапаев", да еще можно теперь прибавить Н. Островского "Как закалялась сталь". Эти книги являются прекрасными памятниками истории революции, отражающими саму героическую музыку времени. "Чапаев" и "Железный поток" пришли к читателям уже в первой половине 20-х годов, по свежим следам событий, положенных в основу романа и повести. "Как закалялась сталь" вышла спустя десятилетие, но и в этой книге речь идет о том же неповторимом времени рождения на развалинах старого мира нового общества и человека, подлинного хозяина своей страны и творца своей судьбы. В основании фурмановского романа — эпизоды жизни и борьбы знаменитой 25-й Чапаевской дивизии, сражавшейся во время гражданской войны на колчаковском фронте. Фурманов в марте-августе 1919 года был комиссаром в этой дивизии, и описанный в романе путь чапаевцев от казачьей Таловки до Уральска был знаком ему не понаслышке. Более того, в силу своего должностного положения и благодаря дружбе с Чапаевым будущий автор, в отличие от рядового участника боев, мог судить о происходящем, зная как общую обстановку, так и в какой-то мере планы командования. Но "Чапаев" не может быть отнесен только к документальной прозе. Это и художественная летопись становления человека, самовоспитания и укрепления личности. Рядом с реальными, действующими под собственной фамилией Чапаевым, его порученцем Петькой Исаевым, комиссаром 22-й дивизии Андреевым, на страницах романа живут легко угадывающиеся персонажи под вымышленными фамилиями. Роман открывается подробным описанием формирования рабочего отряда ивановознесенцев, их прибытия в Самару и дальше — в уральские степи. Это подводит читателя к взаимоотношениям двух центральных героев, Чапаева и Клычкова. За каждым из героев гтоят определенные социальные силы. Чапаев — плоть от плоти эусский крестьянин с его вековой мечтой о лучшей доле, о скорейшем решении вопроса о земле. Клычков — полномочный (представитель пролетариев, вносящих "сознательность" в геро-|ическую стихию полупартизанщины. Клычков олицетворяет направляющее партийное начало, пытается "обуздать" сотканного из противоречий "Чапая". Чапаев в романе Фурманова — "лицо собирательное и для определенного периода очень характерное» ;. В повести Серафимовича "Железный поток" Кожух старается обуздать анархистов и народную вольницу, он понимает, что его "армии-народу" не выжить без строжайшей дисциплины. Автор показывает "народного предводителя", выросшего за время пути в сознательного и идейного руководителя, спасшего людей, сумевшего сделать невозможное — провести народ по тылам хорошо вооруженных и обученных белогвардейцев, сплотив вокруг себя массы, поставив задачу соединиться с основными силами красных на юге. Очень драматичным был этот путь, незабываема картина горя молодой матери, потерявшей горячо любимое дитя. олодой матери, потерявшей горячо любимое дитя. С юмором описана сцена с самоваром бабы Гарпины. И лучшим признанием "громады" было ликование и чествование Кожуха: "Сотни дюжих рук сволокли его (Кожуха) и стали отчаянно кидать. Кожух высоко взлетал, падал, скрывался в руках, опять взлетал — и степь, и небо, и люди шли колесом. "Пропал — всю требуху, сукины сыны, вывернут!" А от края до края потрясающе гремело: — Уррра-а-а-а-а нашему батькови!.." Роман Николая Островского "Как закалялась сталь" показывает путь человека в революцию. Павел Корчагин — молоденький паренек, бесшабашно проводящий время, постепенно под влиянием коммуниста Жухрая становится сознательным борцом партии. Ярко дана картина строительства Боярской узкоколейки, когда молодежь проверялась трудом и голодом, некоторые не выдерживали, спасая свои жизни, кидали на стол комсомольские билеты. Павел выдержал многое. Слепота и неподвижность — последствия тяжелого ранения не заставили его уйти из строя. Он только меняет орудие труда. Вначале сабля и пистолет бойца-буденновца, лопата-трудоармейка, теперь — ручка и бумага писателя. Он становится летописцем сурового и прекрасного времени. Роман "Как закалялась сталь" был настольной книгой того поколения, которое позже победило фашизм. Связь времен очевидна. Эта книга и сейчас может многое сказать молодому поколению.