Мильон терзаний гончаров краткое содержание

Статья «Мильон терзаний» представляет собой критический этюд. Интересно, что написать его И. А. Гончарова побудили друзья.

После просмотра в театре «Горя от ума» писатель высказал о комедии несколько интересных суждений. В 1871 г. вышла рецензия, подписанная инициалами «И. Г.». Впоследствии статья была переиздана в «Вестнике Европы» вместе с произведением А. С. Грибоедова.

Итак, это анализ «тонкой, умной, изящной и страстной комедии».

Название «Мильон терзаний» не случайно: весь анализ, собственно, посвящен ее объяснению. Ну, а терзания – чьи? «Лишнего человека» Чацкого.

Место грибоедовской комедии в русской литературе

И. А. Гончаров сразу отмечает, что комедия «Горе от ума» занимает особое место среди произведений русских классиков: А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, и других. Ее отличает молодой дух, свежесть и особого рода «живучесть» (выражение писателя) . Что же, с этим его уверением вполне можно согласиться. Из какого еще литературного произведения мы столько цитируем, и не только в сочинениях, но и в разговорной речи? Вспомним-ка:

«Злые языки страшнее пистолета».

Или:

«Служить бы рад – прислуживаться тошно».

Гончаров пишет о том, что «Горе от ума» пережило и «Евгения Онегина», и «Героя нашего времени». Все эти произведения были написаны позже. Казалось бы, они имеют больший шанс на успех у читателя. Но нет – проблемы, поднятые Грибоедовым, оказались актуальны в период расцвета творчества указанных классиков, актуальны при жизни Гончарова. Произведение «Горе от ума», пишет он, переживет и еще несколько эпох, не утратив своей актуальности.

Нравы и обычаи в комедии Грибоедова

Что находит читатель в комедии Грибоедова? Смотря какой читатель, смотря что ищет.

Одних привлекает описание московской жизни, быта и нравов начала XIX века. Надо отметить, что Грибоедову удалось передать сам дух дворянского общества данного периода.

Гончаров отмечает, насколько живые типажи представлены в комедии – настолько, что читатель как будто находится в кругу своих знакомых.

Любой, читающий пьесу, может назвать среди знакомых и Фамусова, и Молчалина…

Язык комедии

Других читателей больше привлекут эпиграммы, меткие сатирические выражения – «соль языка», как написал об этом Гончаров. Пьесу он назвал «неистощимым колодезем», который может снабдить нас остроумными ответами буквально на каждом шагу. Цитаты Грибоедова стали афоризмами.

Ну вот, например:

«Счастливые часов не наблюдают».

Настоящая народная мудрость:

«Минуй нас пуще всех печалей И барский гнев, и барская любовь».

       

Как нам знакомо:

«И дым Отечества нам сладок и приятен!»

Роль Чацкого в комедии

Без Чацкого, как справедливо замечает Гончаров, не было бы никакой комедии, а получилась бы только картина нравов, возможно, скучноватая.

Итак, это главный герой комедии.

Прототипом Чацкого, как известно, стал автор «Философических писем» П. Я. Чаадаев, объявленный за смелость своих взглядов сумасшедшим (таков финал и Чацкого в пьесе).

По мнению Грибоедова, горе Чацкого происходит от его ума. С этим суждением в свое время не был согласен А. С. Пушкин. Чацкий, без сомнения, открывает новый век и новую эпоху – вот в чем значение этого героя.

«А судьи кто?»

В комедии мы видим, пишет далее И. А. Гончаров, завязку и развязку нешуточной борьбы. Ее можно даже считать битвой. Между какими силами?

Между Фамусовым и Чацким, как будто бы бросающим друг другу перчатку.

Главный мотив комедии выражен по-грибоедовски изящно, буквально в нескольких словах, которые Гончаров сравнивает с увертюрой оперы.

Читатель видит два лагеря: фамусовский, лагерь «отцов», или «старших» – это с одной стороны.

А с другой стороны – кто? Получается, один человек – Чацкий, благородный воин, «враг исканий». Борьба эта, пишет Гончаров, ведется не на жизнь, а на смерть, она сравнима с борьбой за существование в животном мире, той, которую ученые-естествоиспытатели описывают как естественную смену поколений в животном мире.

Итог

«Мильон терзаний» – это то, что получил в итоге Чацкий. До сих пор он, человек острого ума, был буквально непобедим в словесных поединках, беспощадно разил врагов, умел видеть их слабые места. Но в битве с Фамусовым к горечи поражения и нравственным терзаниям прибавляется еше и «горе».

Ему приходится уехать, не найдя ни в ком сочувствия (не в смысле жалости, а в смысле со-разделения его чувств). Как пишет Гончаров, он увозит с собой только «мильон терзаний».

«Вон из Москвы! сюда я больше не ездок. Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету, Где оскорблённому есть чувству уголок!..Карету мне, карету!»

Ну, и в заключение И. А. Гончаров приходит к малоутешительным выводам. Литература, делает вывод он, не выбьется из круга очерченных Грибоедовым проблем.

Стоит лишь писателю затронуть тему несхожести поколений, борьбы их взглядов – его ждет тот же итог, что и Чацкого.