Проблемы русского языка в системе школьного образования

Ум веселится, вспоминая Ломоносова. Радуется мысль, соглядая его жизнь и дела. Любо говорить о Ломоносове, и если скажу звягливо и рогато, ты расскажи чиновно, с церемонией.

Б. Шергин

Земляк Великого нашего соотечественника М. В. Ломоносова призывал рассказать о нем «с церемонией», то есть не торопясь, подбирая слова, благоговея перед именем его. И это справедливо, потому что Ломоносов — это настоящий гражданин России. Земля русская породила его, благословила на дела великие, вознесла в памяти на века.

Я хочу говорить о Ломоносове как о реформаторе родного русского языка. Именно язык — это та волшебная нить, которая соединяет поколения. Ломоносов увидел необходимость разграничения русского языка от церковнославянского. Народный русский язык получил достойную честь и самостоятельность.

Однако тот же Ломоносов советовал поэтам учиться красотам и важности церковных книг. И мы находим в русской литературе, в том числе и у Пушкина, такие слова, как дщерь, власы, брада, злато, град…по заветам ломоносовского «высокого штиля»…долго конфузились слов «низких»… простонародных.

С реформами Петра Великого в русском литературном языке наступает самая пестрая хаотическая смесь, бессвязная масса совершенно необработанных элементов.

Это была эпоха полного брожения; новые элементы представляли богатые зачатки дальнейшего развития. Но не было ничего сколько-нибудь стройного, органического. Лишь Ломоносов, со свойственной ему гениальностью сумел разобраться в груде совершенно сырых, необработанных материалов. Его «Российская Грамматика» впервые проводит резкую грань между языком русским и церковно-славянским. Признавая близкую взаимную связь обоих языков, Ломоносов устанавливает полную самостоятельность каждого из них и впервые подвергает специальному строго научному изучению законы и формы языка собственно русского.

М. В. Ломоносов утверждал, что изучать язык следует, идя от живой речи. Приёмы Ломоносова — это приёмы естествоиспытателя. Современно и созвучно сегодняшнему времени звучат утверждения ученого об очищении русского литературного языка от наплыва слов иностранных, иноземных терминов и выражений, чуждых русскому языку, этих «диких и странных нелепостей, входящих к нам из чужих языков».

Одна из серьезных проблем, стоящих перед современной школой, — научить школьника пользоваться богатством родного русского языка. Первые уроки познания русской словесности начинаются в школе. Система языкового образования, сложившаяся в нашей общеобразовательной школе, подвергается неделикатной коррекции в последние годы особенно интенсивно. Введение различных курсов в учебный план школы, не имеющих ничего общего с русским языком, за счет времени, предназначенного для изучения языка, не способствует популяризации и усвоению школьниками речевой образованности.

Введение в начальной школе обязательного иностранного языка, если и преследует благородные цели, то никак не способствует хорошему знанию родного русского языка. Языковое мышление младшего школьника только формируется, а механическое запоминание приводит к отсутствию логических, ассоциативных связей при дальнейшем проникновении в языковую систему. В последние годы намечается заметный отток талантливых детей из лингвистического направления.

       

Особую тревогу у преподавателей русского языка в школе вызывает низкий уровень орфоэпической грамотности учащихся. Устная речь современной молодежи не только не может считаться удовлетворительной, но и тенденции в этой области отнюдь не радужные. Причины такого положения дел налицо.

Во-первых, современный школьник редко слышит правильную русскую речь. Это становится даже своего рода несовременным — говорить хорошо, правильным языком. Искажая, коверкая русские слова, используя неуместно иностранные, молодые люди подчас бравируют этим и слывут «крутыми». А это уже свидетельствует не только об уровне языковой культуры, но и культуре общей, в частности об отношении к языку своей страны.

Во-вторых, постепенный перевод литературы как учебного предмета в область эстетическую, в конечном счете, приведет к тому, что работа с русской классикой, где учащиеся имеют образцы языка, будет сведена на нет, а это ухудшит ситуацию в области языковой культуры.

В-третьих, тексты публицистического характера, которые предлагаются для работы с учащимися, преследуют цель заострить, поднять ту или иную проблему, но никак их не назовешь соответствующими языковой норме. Складывается такое впечатление, что наши СМИ соревнуются в умении найти такое ядреное словцо, которое сразило бы наповал оппонента.

В-четвертых, отсутствие речевой культуры в переводческой литературе с другого языка, чаще всего с английского. Наши дети все-таки читают что то, часто в переводах. Что они там находят с точки зрения языка, вызывает негодование почитателей русского языка. Обилие речевых и грамматических ошибок, употребление слов с несвойственными лексическими значениями, полную пунктуационную безграмотность.

Особый разговор следует вести о словесной рекламе. Вакханалия и вседозволенность, потуги на оригинальность, типа «вы этого достойны». Справедливо, что она (реклама) вызывает в лучшем случае неприязнь, а в худшем — всеобщее гражданское презрение к тем, кто неумело, безграмотно пользуется русским словом.

За последние 10–15 лет проблем с изучением русского языка в школе накопилось немало. И хотя русский язык является обязательным предметом на итоговой аттестации и при поступлении в вуз, уважения к нему не стало больше. Необходимо поднять планку ответственности к тем, кто «расхищает» богатства родного русского языка, способствует разложению и потере его самобытной красоты.