Романтически восторженный образ Ленского в романе А. С.Пушкини «Евгений Онегин»

В романе "Евгений Онегин" А. С. Пушкин противопоставляет двух героев: Онегина, разочарованного и душевно опустошенного "страдающего эгоиста", и Владимира Ленского, молодого, романтически восторженного, с большим запасом нерастраченных душевных сил, исполненного энтузиазмом альтруиста.

Ленский — сын поместных дворян. В свое время он был отправлен, как это модно было в кругу дворян, в Германию для получения достойного образования и теперь вернулся в родительское имение. Не без иронии автор отмечает результаты учебы за границей:

Он из Германии туманной

Привез учености плоды:

Вольнолюбивые мечты,

Дух пылкий и довольно странный,

Всегда восторженную речь

И кудри черные до плеч. В Ленском угадывается Пушкин в пору его юности: такой же порывистый, безмятежный, исполненный вольнолюбия, готовый принести себя в жертву дружбе и уверенный в ответных чувствах друзей, оптимист, верящий, что главное назначение человека — служение отечеству.

Ленский — поэт-романтик. Иначе и быть не могло: страстная, порывистая натура искала выход своей неиссякаемой энергии, а юные мечты питали его стихи. О чем он только не писал:

Он пел разлуку и печаль,

И нечто, и гауманну даль,

И романтические розы;

Он пел те дальние страны, . Где долго в лоно тишины

Лились его живые слезы;

Он пел поблеклый жизни цвет

Без малого в осьмнадцать лет. Иронию автора в этих строках трудно не заметить. Но эта ирония снисходительная, оправдывающая: он сам был таким в восемнадцать лет и сам писал про "нечто".

Чувствуя себя неуютно в поместье родителей, где все было слишком неромантичным, где разговоры велись "о сенокосе, о вине, о псарне, о своей родне", проникнутый "поэтическим огнем", Ленский горит желанием познакомиться с Онегиным, умным, образованным, необычным и странным, по словам соседей-помещиков, и от этого еще более притягательным собеседником. Знакомство состоялось — "они сошлись. Волна и камень, стихи и проза, лед и пламень не столь различны меж собой".

Внимая восторженным, пылким разговорам юного поэта, умудренный опытом и годами, разочаровавшийся во всех наслаждениях жизни и в людях Онегин:

...слушал Ленского с улыбкой...

       

И думал: глупо мне мешать

Его минутному блаженству;

И без меня пора придет;

Пускай покамест он живет

Да верит мира совершенству;

Простим горячке юных лет

И юный жар и юный бред, Так же искренне, как предается своим утопиям, верит Ленский в силу первой любви. Владимир идеализирует свою избранницу, раскрывает ей душу, посвящает свое вдохновение, жар душевных порывов:

Ах, он любил, как в наши лета

Уже не любят; как одна

Безумная душа поэта

Еще любить осуждена...

Страстность и порывистость натуры поэта, его добрая и чистая душа мешают Ленскому разглядеть в избраннице духовно ограниченную, эгоистичную, неспособную на настоящее глубокое чувство кокетку. Поэт "купился" на милые черты Ольги: "Глаза, как небо, голубые, улыбка, локоны льняные, движенья, голос, легкий стан...", но между внешностью и внутренним миром девушки не было гармонии. Онегин сразу разглядел истинный портрет невесты Ленского:

В чертах у Ольги жизни нет.

Точь-в-точь в Вандиковой Мадоне:

Кругла, красна лицом она, Как эта глупая луна

На этом глупом небосклоне. Ленский, конечно, не прислушался к словам Онегина и стал жертвой любви. После его смерти Ольга не долго тужила и плакала. Скоро "другой увлек ее вниманье", и "с улыбкой легкой на устах" она стала его женой.

С сожалением говорит А. С. Пушкин о гибели юного поэта, так верившего в совершенство мира, в светлые мечты. Вместе с тем он показывает, что туманные идеалы Ленского не могли привести поэта к иному концу. Пушкин так говорит о возможном будущем своего героя:

Быть может, он для блага мира Иль хоть для славы был рожден; Его умолкнувшая лира Гремучий, непрерывный звон В веках поднять могла... А может быть и то: поэта Обыкновенный ждал удел. Прошли бы юношества лета: В нем пыл души бы охладел. Во многом он бы изменился, Расстался б с музами, женился... И Владимир Ленский стал бы таким же помещиком, как его родители, одним из тех, кого искренне презирал в юности.