Анализ стихотворения М. Цветаевой «Две руки, легко опущенные…»

Стихи Марины Цветаевой.... всегда отправляются от какого-то реального факта, от чего-нибудь действительно пережитого.

В. Брюсов

Марина Цветаева - выдающаяся самобытная поэтесса не только "серебряного века", но и всей русской литературы. Ее стихи поражают небывалой глубиной, выразительностью лиризма, самораскаянием души, трагическими противоречиями. Это удивительно живые стихи о пережитом, не просто о выстраданном, а о потрясшем. Уже в первом сборнике стихов восемнадцатилетняя девушка в октябре 1910 года определяет свое жизненное и литературное кредо, свою собственную непохожесть. "Все это было. Мои стихи - дневник, моя поэзия - поэзия собственных имен", - так напишет поэтесса позднее в предисловии к сборнику "Из двух книг".

В связи с чем было создано стихотворение "Две руки, легко опущенные", датированное 1920 годом? Кому оно посвящено? На эти и другие вопросы я постараюсь ответить в своем сочинении.

В начале 1917 года Цветаева родила вторую дочь. Сначала она хотела назвать ее Анной в честь Ахматовой, но потом передумала и назвала ее Ириной: "ведь судьбы не повторяются". Голод, разлука с мужем, вступившим в ряды армии Корнилова, две дочери... Осенью 1919 года, чтобы прокормить детей Цветаева отдала их в Кунцевский детский приют. Но вскоре тяжело заболевшую Алю (старшую) пришлось забрать домой, а 15(16) февраля умерла от голода маленькая Ирина. То самое маленькое нездоровое дитя, которое, по словам В. Звягинцевой и М. Гриневой-Кузнецовой, проводило иногда целые дни в одиночестве дома, пока Цветаева читала в гостях стихи. То самое дитя, которым с поощрения матери пренебрегала старшая сестра. Дитя, которое знало, как тяжела материнская рука. Дитя, засыпавшее периодически в кресле замотанным в груду тряпья. "Случайный ребенок", которым Цветаева явно тяготилась. Мать даже о ее смерти узнала совершенно случайно, "придя в Лигу спасения детей разузнать о санатории для Али, а в приют после того как забрала старшую дочь домой, более не наведывалась. Не пришла хоронить Ирину, ни разу не посетила ее могилы.

И вот стихотворение "Две руки, легко опущенные...". В нем горе "Мной еще совсем не понято, что дитя мое в земле...". Боль и жалость - своя паника, но не скорбь от потери дочери. Цветаева опустошена, но не может признать, что пренебрегала Ириной все время. Многие не понимали ее, а она требовала от окружающих сострадания и жалости к себе. Мать всегда мать, какие бы трудности и невзгоды не выпадали в жизни. И может, поэтому она искала себе оправдание в том, что спасла старшую дочь, но не уберегла младшую. Сестра Эфрона Лиля предлагала взять Ирину с собой в деревню, а потом оставить девочку у себя, но Цветаева отказалась, а после смерти всю вину переложила на нее.

Стихотворение "Две руки, легко опущенные..." написано хореем.

Две руки, легко опущенные

На младенческую голову!

Были - по одной на каждую -

Две головки мне дарованы.

Ритмическая схема первой строфы стихотворения:

- - / - - / - - /- - / - -

- - / - - / - - /- - / -

- -/ - - / - - /- - /-

- - / - -/ - - / - - / -

М. Цветаева - один из самых ритмически разнообразных поэтов (Бродский), ритмически богатых, щедрых. Ее стих прерывист, неровен, полон внезапных ускорений и пауз (элементы свободного стиха):

Но обеими - зажатыми -

Яростными - как могла! -

Старшую у тьмы выхватывая -

Младшую не уберегла.

Ритм Цветаевой держит читателя в напряжении: если первое четверостишье - это завязка, рассказ о том, что у нее было две дочери, то второе - это повествование о борьбе за старшую, третье - кульминация: младшая умерла, а четвертое - итог: призыв к состраданию к ней Цветаевой. По мере того, как нарастает кульминация, меняется и и интонация стихотворения: от замедленного к кричащему, а затем к грустно - скорбящему.

Рифма у Цветаевой является самым безошибочным способом создания художественного образа. Цветаева использует "новую рифму", как ее некогда назвал Брюсов. Это рифма неточная, с различными сдвигами в расположении и характере рифмующихся звуков.

Но обеими - зажатыми -

Яростными - как могла! -

Старшую у тьмы выхватывая -

       

Младшую не уберегла.

Рифма у нее - разновидность звуковых повторов. В первой строфе стихотворения это повторы слов: две руки - две головки, частей слова: голова - головушка; во второй строфе повторение определенных сочетаний: но обеими - зажатыми, зажатыми - яростными, зажатыми - выхватывая, могла - уберегла. В третьей строфе снова повторы сочетаний: пышные - лишняя (консонанс), в последней строфе повторы звуков: тоненькой - непонятно (аллитерация), повторы гласных: на стебле - в земле (ассонансы). Причем повторы гласных (е, о, д, б) характерны для всего стихотворения. Корневой повтор, встречающийся у Цветаевой (голова - головка) - это особый стилистический прием, усиливающий выразительность речи (девочка маленькая, потому-то у нее и головка).

В стихотворении "Две руки, легко опущенные..." есть и внутренние рифмы, стремящиеся по вертикали:

Светлая - на шейке тоненькой -

Одуванчик на стебле!

Мной еще совсем непонято,

Что дитя мое в земле.

Такие строки расчленяют строку на два полустишья, выделяя каждое: первое посвящено дочери Ирине, второе - осмыслению - что ее уже нет.

В "Две руки, легко опущенные ..." встречаются мужская рифма - ударение на последнем слоге: "... Что дитя мое в земле", дактилическая - ударение на третьем с конца слоге: "Но обеим - зажатыми ...".

Цветаева, добиваясь предельной емкости и выразительности фразы, жертвует глаголами:

Светлая - на шейке тоненькой -

Одуванчик не стебле!

Отсюда резкость перехода к предложению, она как будто торопится, "рваный синтаксис" ее поэтической речи отвечает трагической реальности судьбы. В стихотворении есть и нарушение словопорядка "Были - по одной на каждую - Две головки мне дарованы", что глубже раскрывает мысль предыдущей фразы (для двух рук).

Одна из самых активных частей речи в поэзии Цветаевой - прилагательные (нежные, пышные головки, шейка тоненькая), а среди особенностей - многочисленные тире. У поэтессы тире - совсем не те тире, которые рекомендуют ставить учебники. Этот знак обозначает смену темпа:

Но обеими - зажатыми -

Яростными - как могла!

Подчеркивается следующее слово (ведь тире - всегда небольшая пауза): " Две руки - ласкать - разглаживать...", вводится новая необычная характеристика предмета, уже охарактеризованного ("... Светлая - на шейке тоненькой ...."), нагнетаются образы

("... Но обеими - зажатыми - яростными...").

Везде, где интонационно или по смыслу нужна пауза, вдох, усиленное продолжение - везде Цветаева ставит тире. Знак конца предложения у поэтессы - обрыв. Для Цветаевой первично чувство, отсюда выбор между восклицанием, вопросом и многоточием. Восклицания в первом, втором и последнем четверостишье подчеркивает накал чувств, передаваемых поэтессой. В стихотворении "Две руки, легко опущенные..." встречается только одно сравнение по отношению к ее младшей дочери "одуванчик на стебле" и два эпитета " на шейке тоненькой" и нежные головки пышные".

Поэзия Марины Цветаевой - это безграничный внутренний мир, мир души, творчества и судьбы. Б. Пастернак, восхищенный поэтической смелостью Цветаевой, в письме к ней в 1926 году заметил:

Послушай! Стихи с того света

Их будем читать только мы -

Как авторы Вед и Заветов

И Пира во время чумы.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Рефератов нет, есть поурочные планы и разработки уроков