Условия и закономерности профессионального развития педагогов

Потребность в постоянном профессиональном развитии и саморазвитии педагогов предопределяет необходимость осмысления закономерностей данных процессов и понимания специфики развития взрослых. Традиционно развитие рассматривают в процессе филогенеза и онтогенеза. В качестве основных факторов развития личности рассматривают: задатки, активность и внешнее окружение. На основе одних и тех же задатков под влиянием среды могут формироваться разные способности. О. В. Хухлаева выделяет три аспекта развития: созревание, формирование и саморазвитие [1, 5–15]. Профессиональное развитие можно рассматривать в личностном и социальном контекстах.

Л. С. Выготский ввёл в психологию понятия «зона актуального развития» и «зона ближайшего развития». На наш взгляд, образование и развитие взрослых предполагает ещё один компонент — «зону перспективного развития», причем, чем определённее последняя, тем динамичнее и стабильнее профессиональный рост.

Среди закономерностей развития человека важное место занимают периодизации, разработанные на основе хронологического возраста. А. В. Петровский выделяет три стадии развития личности: адаптацию, индивидуализацию и интеграцию. Интеграцию обычно соотносят с профессиональным самоопределением, обретением оптимального варианта жизнедеятельности, наиболее способствующего самореализации в обществе. Ш. Бюллер выделял пять основных стадий жизненного цикла с точки зрения жизненно важных целей и планов: первая стадия — до 15 лет; вторая — 15–20/25 лет; третья — 25–40/45 лет; четвёртая — 45–65 лет; пятая — после 65 лет. Э. Эриксон разработал оригинальную возрастную периодизацию, основывающуюся на кризисах идентификации. В эпигенетической концепции Эриксона выделяется восемь основных стадий, связанных с кризисами психосоциального развития и крайними вариантами адаптации к изменениям социальной среды. К развитию взрослых имеют отношение: шестой — близость против изоляции — от 20 до 40/45 лет; седьмой — генеративность против стагнации — от 40/45 до 60 лет; восьмой — целостность эго против отчаяния — более 60 лет [2, 344–368].

Каждая стадия социального развития характеризуется формированием определённой группы личностных качеств, связанных с возрастной сензитивностью. С возрастом социальные формы функционирования человека усложняются, процессы перехода от одного сензитивного периода к другому могут сопровождаться временными регрессивными проявлениями.

30-летие рассматривается как начало первой стадии среднего возраста, время коррекции жизненных планов и расхождения между желаемым и действительным. Кризис молодости (кризис 30 лет) влечёт за собой пересмотр структуры жизни, сложившейся в предыдущий период. В этот период может произойти переоценка прежних выборов, касающихся личной жизни, работы, системы ценностей. Данный период сензитивен для становления личностной зрелости как наиболее продолжительного периода онтогенеза, характеризующегося тенденцией к достижению наивысшего развития физических, интеллектуальных, духовных сил. Около 30 лет происходит стабилизация образа жизни, человек утверждается в личностном и профессиональном самоопределении. При этом происходит глубинный самоанализ и критический пересмотр собственной личности, переоценка социальных и внутриличностных ценностей.

Кризис взрослости (середины жизни) приходится на период 39–45 лет и связан с осознанием личностью общечеловеческих ценностей, обретением неких универсальных оснований бытия, подведением предварительных итогов реализации индивидуальной жизненной программы. Он может сопровождаться ростом продуктивности деятельности (по Эриксону генеративность — способность человека к изменению, движению вперёд, развитию, преобразованию) или, наоборот, разочарованием и появлением деструктивных тенденций (генеративность против стагнации). Эриксон определяет данный период как наиболее сензитивный для развития и проявления результатов творчества, связанного чаще всего с высоким уровнем достижений в профессиональной деятельности. В противном случае может начаться застой в развитии. Психоаналитическая школа рассматривает этот период как определённый перевал в середине жизненного пути, который связан с переопределением личности, становлением своего «Я» безотносительно социальных ролей и социального статуса.

Кризис зрелости, который приходится на возраст 55–65 лет часто называют откровением Ино-бытия. Одной из психологических проблем этого кризиса является сокращение или исчезновение перспективы будущего. Данный кризис сопровождается инволюционными перестройками, началом фазы старения. Выход из этого кризиса возможен в том случае, если личность на основе самоанализа восстанавливает самотождественность в новых условиях за счёт выбора новой формы поведения и способа деятельности, в результате чего становится возможным переход к так называемой фазе наставничества [2, 117–127].

Известно, что в поздних этапах онтогенеза люди в значительной степени отличаются друг от друга, индивидуальные варианты жизни в старших возрастах более ярко выражены. Ананьев предположил, что изменение хода онтогенетической эволюции зависит от степени зрелости человека как личности и субъекта деятельности, что в поздних возрастных категориях проявляется более существенно. Одним из важных факторов индивидуальной вариативности является уровень образования человека: при высоком уровне образования не наблюдается спада интеллектуальных функций вплоть до глубокой старости. Педагогическая деятельность сопряжена с необходимостью усваивать и перерабатывать информацию на протяжении всего профессионального пути, что предопределяет значимость для данной категории работников закономерностей развития интеллектуальной сферы.

При сопоставлении разных возрастных групп установлено, что некоторые свойства восприятия с возрастом ухудшаются, а некоторые улучшаются. Так, моторное научение, успешное в детстве и ранние периоды зрелости, малоэффективно в среднем и пожилом возрасте. Вследствие возрастания мощи второй сигнальной системы, в поздние периоды зрелости более эффективным становится словесное научение. В. Шевчук обнаружил, что у взрослых людей постепенно снижается уровень элементарных зрительных функций, но повышается уровень и общая культура наблюдения. Он объяснял это тем, что мышление продолжает развиваться и полностью определяет восприятие. Е. Ф. Рыбалко с помощью экспериментальных и математических методов установила, что объём восприятия достигает своего оптимума к 30 годам и сохраняется до пожилого возраста. По данным Ю. Н. Кулюткина, Г. С. Сухобской, у людей с высшим образованием не происходит заметных изменений в уровне их операциональных структур. Обнаружено, что с возрастом усиливается тенденция к сокращению крайних решений и к возрастанию числа более уравновешенных [2, 434–441].

       

В 40-х годах 20 века Б. Г. Ананьев и С. Л. Рубинштейн выдвинули идею о непрекращающемся развитии памяти у взрослых людей при условии непрерывной активной интеллектуальной деятельности. Предположение о способности нервных клеток к восстановлению своих функций после 30–35 лет подтверждено последними достижениями нейронаук. Показана возможность нейрогенеза в мозге взрослых людей. При этом число выживших нейронов связано с установлением ими ассоциативных связей с другими нейронами, что, вероятно, определяется богатством личного опыта человека и зависит от характера двигательной и сенсомоторной активности.

Б. Ливехуд рассматривает развитие человека в трёх аспектах: биологическом, психическом и духовном. По его мнению, с момента рождения и примерно до 40 лет психические и духовные функции развиваются параллельно биологическим. С 40-летнего возраста начинается существенная физическая инволюция, после чего возможны два варианта: в первом случае параллельно с физической начинается психическая инволюция, во втором — продолжается психическая и духовная эволюция. Необходимым условием для второго варианта развития является достаточно высокий уровень духовного развития. 40-летний рубеж, по мнению Ливехуда, является своеобразной точкой расходящихся путей, определяющей качество второй половины жизни. Близкую точку зрения высказывал К. Юнг.

По К. Роджерсу и А. Маслоу, врождённая потребность человека в самоактуализации выражается в желании стать всем, чем возможно стать, в стремлении к самосовершенствованию, реализации своих творческих способностей. Маслоу считал, что внутренняя сердцевина каждого человека — это позитивная сила, активно стремящаяся к реализации всего человеческого потенциала. Именно внутренняя сила, а не среда играет направляющую роль. Социальную и образовательную практику следует оценивать в зависимости от того, насколько они поддерживают внутренний потенциал роста [3, 99–100].

На наш взгляд, идеи и установки представителей гуманистической психологии актуальны и для системы повышения квалификации. Между тем, теоретические сведения о возрастной периодизации, специфики протекания процессов восприятия, мышления, развития у взрослых людей не в полной мере используются специалистами организаций дополнительного профессионального образования.

В современных условиях сфера образования взрослых получает новый импульс развития. В ряде стран (Германии, Финляндии, Швеции и др.) существует единая концепция образования взрослых людей. Приоритеты в области образования на 2010—2011 гг. определены 35-ой сессией Генеральной конференции ЮНЕСКО. Отмечается важность образования и постоянного повышения профессионализма педагогов [4]. Вопросы профессионального развития, научно-методического обеспечения профессионального роста учителей исследуются казахстанскими учёными: А. А. Жайтаповой, Г. А. Шаминой и др. [5, 8–9]

Определение закономерностей профессионального развития педагогов и специфики условий его сопровождения имеют первостепенную роль в системе повышения квалификации. Отметим некоторые из них.

Во-первых, многофункциональность, интегральный характер профессии, зависимость социального заказа на содержание и качество образовательных услуг от множества постоянно изменяющихся факторов затрудняют оформление чётких ступеней роста для педагогических работников; влияние возраста на профессиональную пригодность носит индивидуальный характер. Во-вторых, успешность педагогической деятельности в большей мере, чем выполнение функциональных обязанностей во многих других сферах зависит от эмоционального фона, мотивации. Профессиональное выгорание, по сути дела, означает профессиональную непригодность даже при сохранении высокого интеллектуального и инструментально-технологического потенциала. В-третьих, в структуре профессионализма педагога одно из ведущих мест занимает знаниевый компонент, имеющий не статичный, а динамичный характер (обновляющееся содержание предметных знаний; тенденций развития системы образования; новые педагогические, психологические, технологические подходы и т. п.). В-четвёртых, профессионализм педагога реализуется только в деятельности, в процессе активного взаимодействия с обучающимися и воспитанниками и выражается опосредованно — об успешности учителя судят по показателям его учеников. На основе выше изложенного можно вывести следующую формулу (1):

ПР=М + ПО + ПД (1)

Где ПР — профессиональное развитие; М — мотивация, ПО — профессиональное образование, ПД — профессиональная деятельность. Изменение любой переменной из числа слагаемых детерминирует изменение суммы. Стра